w jakim celu tworzy się ten dziennik...?
tauszev

Amate pacem, diligite caritatem, studete concordiae. (Papa Zosimus).
Miłujcie pokój, kochajcie miłosierdzie, sprzyjajcie zgodzie. (Papież Zozyma).
Любите мир, почитайте милосердие, взыскуйте согласие (папа Зосима).
Love peace, prize love, strive after harmony. (Pope Zosimus)

Św. Cezary z Arles: "Jeżeli święci i starożytni ojcowie nasi z tak wielkim wysiłkiem i z tak ojcowskim trudem napisali niezliczone tomy przydatne później wszystkim kościołom, jakimi okażemy się między nimi albo przed nimi, jeśli naszym synom zaniedbujemy przekazać to, co znaleźliśmy przez nich nagromadzone? Jeżeli nie mamy siły tworzyć własne księgi, czyż możemy być tak leniwi, aby to, co znaleźliśmy przez współpracowników naszych przekazywać publicznie dla zbawienia dusz? Stwierdzam, kochani, że bardzo się boję, aby traktaty świętych ojców i niezliczone tomy napisane przez nich w pocie czoła i przygotowane dla wszystkich kapłanów do ich dyspozycji, nie zostały przeciw nam przyniesione na świadectwo przed trybunał wiekuistego Sędziego (por. Rz 14, 10; 2 Kor 5, 10). Jeśli nie potrafimy zbierać owoców duchowych własną pracą, jest rzeczą słuszną, abyśmy przynajmniej rozdzielali zebrane przez świętą gorliwość i najżarliwszą miłość innych". (Św. Cezary z Arles, Kazania (1-80), tłum. S. Ryznar, J. Pochwat, Kraków 2011, s. 50.)


Святой Цезарий Арльский: "В наши дни как мы можем предстать перед святыми отцами древности, если мы пренебрегаем передавать нашим детям то, что находим в составленных ими бесчисленных трудах на благо всех церквей, которые писались  с таким большим рвением и благочестивым усердием? Если у нас нет  силы составить наши собственные книги, должны ли мы, по крайней мере, нерадеть о том, чего не мы  сами, ни наши сослужители не излагаем публично для спасения душ, но что находим мы в уже написанном святыми отцами? Я говорю правду вашему благочестию: я очень боюсь, что проповеди и бесчисленные труды святых отцов, которые они сочиняли с большим старанием, и подготовили для распространения всеми священниками, будут свидетельствовать перед судом вечного Судьи. Если мы не можем собрать духовные плоды собственным трудом, то просто передадим со святой ревностью и самозабвенным милосердием то, что  было собрано другими'. Святой Цезарий Арльский. Проповеди.Том 1 (1-80).

Saint Caesarius of Arles: "Now, if our holy Fathers of old with such great zeal and pious labor wrote innumerable volumes for the benefit of all the churches, how will we appear among or before them if we neglect to distribute to our children what we find has been compiled by them? If we have not the power to compose our own books, should we at any rate be slothful in this respect, that we do not ourselves or through our fellow servants make known in public for the salvation of souls what we find already written by the holy Fathers? I speak the truth to your piety; I am very much afraid that the sermons and countless volumes of the holy Fathers, which they composed with great effort and prepared for distribution by all priests, will be produced before the tribunal of the eternal Judge. If we cannot gather spiritual fruits through our own labor, it is just that we dispense with holy zeal and most fervent charity those which have been collected by others". (Saint Caesarius of Arles, Sermons, Vol. 1 (1–80), Transl. M. M. Mueller, New York 1956, p. 17.)

Прп. Паисий Величковский: "Егда же удалитеся от внимания и чтения отеческих книг, то ниспадете от мира Христова и любве, сиречь от делания заповедей Христовых и внидет в вас мятеж, молва и неустроение, душевное смущение, колебание и безнадежие, друг же на друга роптание и осуждение: за умножение сих изсякнет любы многих… и аще сия тако будут, разоритися имать вскоре и собор сей, первее душевне, по времени же и телесне". (Житие и писания молдавского старца Паисия Величковского. М., 1847, с. 43-44.)

Drodzy Bracia i Siostry!

Mój trud, tutaj czyniony jest absolutnie bezinteresowny, jedyne co chcę osiągnąć –  to ewangeliczna pomoc bliźniemu: "Bracia! jeźliby się kto z was obłądził od prawdy, a nawróciłby go kto, Niechże wie, że kto by odwrócił grzesznika od błędnej drogi jego, zachowa duszę od śmierci i zakryje mnóstwo grzechów" (Jk 5, 19-20). Stąd proszę - módl się za Mnie i za ten trud...

Братия! если кто из вас уклонится от истины, и обратит кто его, пусть тот знает, что обративший грешника от ложного пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов. (Соборное послание святого апостола Иакова, 5, 19-20) Прошу молитв за меня и этот труд...

При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на наш ЖЖ обязательна. / Przy przedruku materiałów w części lub w całości z tego dziennika wymagane jest obowiązkowo podanie linki tego blogu. / Reprint and reproduce partial or complete this blog provide a link necessarily.


Свящ.-муч. Киприан, еп. Карфагенский: "Пусть никто не обманывает братства ложью!"
tauszev

Сие-то единство надлежит крепко поддерживать и отстаивать нам, особенно епископам, которые председательствуют в Церкви, дабы показать, что и самое епископство одно и нераздельно. Пусть никто не обманывает братства ложью! Пусть никто не подрывает истины веры вероломной изменой! Епископство одно, и каждый из епископов целостно в нем участвует. Так же и Церковь одна, хотя, с приращением плодородия, расширяясь, дробится на множество. Ведь и у солнца много лучей, но свет один; много ветвей на дереве, но ствол один, крепко держащийся на корне; много ручьев истекает из одного источника, но хотя разлив, происходящий от обилия вод, и представляет многочисленность, однако при самом истоке все же сохраняется единство. Отдели солнечный луч от его начала - единство не допустит существовать отдельному свету; отломи ветвь от дерева - отломленная потеряет способность расти; разобщи ручей с его источником - разобщенный иссякнет. Равным образом Церковь, озаренная светом Господним, по всему миру распространяет лучи свои; но свет, разливающийся повсюду, один, и единство тела остается неразделенным. По всей земле она распростирает ветви свои, обремененные плодами; обильные потоки ее текут на далекое пространство - при всем том глава остается одна, одно начало, одна мать, богатая изобилием плодотворения. От нее рождаемся мы, питаемся ее млеком, одушевляемся ее духом. Невеста Христова искажена быть не может: она чиста и нерастленна, знает один дом и целомудренно хранит святость единого ложа. Она блюдет нас для Бога, уготовляет для царства рожденных Ею.

Священномученик Киприан, еп. Карфагенский,  Книга о единстве Церкви, гл. 5.

Назидайтесь друг от друга, укрепляйтесь друг другом, утешайте друг друга.
tauszev

full_1260044837.jpg

Священномученик Сергий Мечев

Слава Богу за всё! В день Казанской иконы Пресвятой Богородицы, в конце ранней литургии начался наш первый осмотр в больнице. В день преподобного Феодора Студита нас отправили «на курорт». Вижу в этом великое знамение Божие на всех нас. Матерь Божия благословила начатие нашего дела, преподобный удостоверил правильность нашего пути.

Не скорбите, а радуйтесь, ибо в испытаниях мы не оставлены небесной помощью. Тем более не скорбите за меня: Господь из сутолоки великой призывает меня на служение единого Единому это в равной мере необходимо мне и вам, ибо вся моя жизнь — в вас, без вас нет в ней смысла. Не скорбите о себе, ибо у вас еще остается величайшее, чего лишены многие, в том числе и я, — богослужение храмовое; берегите его, вот моя заповедь вам, не только моим детям, но и друзьям. Берегите богослужение, берегите священнослужителей родных по духу, связанных с Батюшкой крепкими узами преемственности.

Не ищите нормального духовного руководства, не такое сейчас время; и не найдете, а если найдете, то на мгновение. Переключайтесь друг на друга, назидайтесь друг от друга, укрепляйтесь друг другом, утешайте друг друга. Друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов (Гал.6:2). Помните, что можете остаться совсем без иереев Божиих.

Исключительность данного положения, сохранение священнослужителей и подготовка к дальнейшим испытаниям заставляет меня, отца вашего, поставить вас временно на путь сокращения подхода к исповеди и ко Святому Причащению. Иного выхода нет. Приимите это как волю Божию. Обычно причащались два раза в месяц и в праздники великие, теперь — один раз в месяц и в праздники великие. Готовьтесь тщательно к тем дням, когда будете приступать к Святей Чаше, это даст вам новую, еще не ощущавшуюся вами радость.

Пишу вам, «другом своим», богомольцы не вместят пишемого. Вы же поймете меня, ибо я пишу рукою отца, жалея вас, и понимаю, чего я вас лишаю. Доверьтесь мне, исповедуйтесь у любого служащего у нас священника, помните, какое сейчас время.

Молитесь за меня. Как ни радостно принимаю я свое изгнание, но я человек, и часто без слез и душевного волнения не могу переживать здесь праздники и особенно вечера пятницы и воскресения. Молитесь за меня в эти мои дни, как молились вы до сего времени. Я чувствовал ваши молитвы, поднимали они меня на крыльях в трудные минуты. Молитесь за меня, чтобы дал мне Господь силы для нового служения Ему, ради вас и от вас. Вы же все в моем сердце и стали еще ближе, еще дороже. Простите меня за все злое, содеянное мною в мимошедшее десятилетие совместной с вами жизни. Поручаю вас всех Божией Матери, нашим святым угодникам Божиим и друг другу.

От всего сердца поздравляю вас с наступающим великим праздником Рождества Христова. Храни вас Господь молитвами Пречистыя Своея Матери, предстательством святых ангелов, иже во святых отец наших Николая, архиепископа Мирликийского, Чудотворца, святителей Московских Петра, Алексия, Ионы, Филиппа, Ермогена, преподобных Сергия Радонежского, Феодосия Тотемского, Серафима Саровского, Пимена Великого, Феодора Студита, Алексия человека Божия. Благословение Господне на вас, Того благодатию и человеколюбием всегда, ныне и присно и во веки веков.

1929 г.

Письма общине из ссылки, Письмо первое.

Древніе христіанскіе праздники въ честь мучениковъ.
tauszev
Рекомендую читателем нашего ЖЖ чтение очень ценной статьи Алексея Степановича Павлова (1832-1898), заслуженного профессора Московского Университета, историка, специалиста по русскому церковному праву, член-корреспондента Санкт-Петербургской Императорской Академии наук.
Алексѣй Павловъ. Древніе христіанскіе праздники въ честь мучениковъ. // «Странникъ». Духовный учено-литературный журналъ, издаваемый Священникомъ, Магистромъ Василіемъ Гречулевичемъ. СПб.: Въ Типографіи духовнаго журнала «Странникъ», 1860. Іюль. С. 1-23.
Приносим свою сердечную благодарность администратору портала www.russportal.ru - за выложение этой статьи для широкого круга читалаей. Спаси Господи!

Оптинские Cтарцы о Истинно-православной Церкви последних времен (2)
tauszev
1343.jpg
Преп. иеросхимонах Анатолий Младший (Потапов, † 1922), Оптинский
Из письма к духовному сыну

Чадо мое, знай, что в последние дни, как говорит Апостол, наступят времена тяжкие. И вот, в следствии оскудения благочестия, появятся в церквах ереси и расколы, и не будет тогда, как предсказывали Св. Отцы, на престолах святительских и в монастырях людей опытных и искусных в духовной жизни. От этого ереси будут распространяться всюду и прельстят многих. Враг рода человеческого будет действовать с хитростью, чтобы, если возможно склонить к ереси и избранных. Он не станет грубо отвергать догматы Св. Троицы, о Божестве Иисуса Христа, о Богородице, а незаметно станет искажать Предание Св. Отцов от Духа Святаго – учение Церкви самой. Ухищрение врага и его уставы заметят только немногие, наиболее искусные в духовной жизни. Еретики возьмут власть над Церковью, всюду будут ставить своих слуг и благочестие будет в пренебрежении. Но Господь не оставит своих рабов без защиты и в неведении. Он сказал: «По плодам их узнавайте их». Вот и ты по плодам их тоже, по действию еретиков, старайся отличить их от истинных пастырей. Эти духовные тати, расхищающие духовное стадо « и войдут они во дворы овчии и перелазят инде», как сказал Господь, т.е. войдут путем незаконным, истребляя насилием Божии уставы. Господь именует их разбойниками. Действительно, первым долгом их суть гонение на истинных пастырей, заточение их, ибо без этого нельзя будет и овец расхитить. Посему, сын мой, как увидишь надругание божественнаго чина в Церкви отеческого Предания и установленного Богом порядка, знай, что еретики уже появились, хотя может быть и будут до времени скрывать свое нечестие, или будут искажать божественную веру незаметно, чтобы еще больше успеть, прельщая и завлекая неопытных. Гонение будут не только на пастырей, но и на рабов Божиих, ибо бес, руководящий ересью, не терпит благочестия. Узнавай в них волков в овечьей шкуре, по их горделивому нраву, сластолюбию, властолюбию, – это будут клеветники, предатели, сеющие всюду вражду и злобу, потому и сказал Господь, что по плодам узнаете их. Истинные рабы Божии – смиренны, братолюбивы и Церкви послушны.
Большое притеснение от еретиков будет монахам, и жизнь монашеская тогда будет в поношении. Оскудеют обители, сократятся иноки; которые останутся, будут терпеть насилие. Сии ненавистники монашеской жизни, имеющие только вид благочестия, будут стараться склонить иноков на свою сторону, обещая им покровительство и житейское благо, непокорным же угрожая изгнанием. От сих угроз будет на малодушных тогда большое уныние. Если доживешь до этого времени, сын мой то ты радуйся, ибо тогда верующим, не пожавшим других добродетелей, будут уготованы венцы за одно только стояние в вере по слову Господа: «Всякаго, кто исповедует Меня пред людьми, исповедую и Я пред Отцом Моим Небесным». Бойся оскорбить Господа Бога твоего, сын мой, бойся потерять венец, уготованный Господом, бойся быть отверженным от Христа во тьму кромешную муку вечную.
Мужественно стой в вере, и если нужно с радостью терпи изгнание и другия скорби, ибо с тобою будет Господь и св. мученики; они с радостью будут взирать на твой подвиг. Но горе будет в те дни тем монахам, кои связались имуществом и богатством и ради любви к покою готовы будут подчиниться еретикам. Они будут усыплять свою совесть, говоря, «Мы охраним или спасем обитель». С ересью войдет в обитель и бес, будет она уже тогда не святой обителью, а простыми стенами, откуда отступит благодать до скончания века. Но Бог сильнее врага и никогда не покинет Он своих рабов. Тогда будут истинные христиане избирать уединенные места и пустынные. Не бойся скорбей, а бойтесь наглостей еретиков стремящихся разлучить человека со Христом, почему и повелел Христос считать их за язычников и мытарей. Итак, сын мой, укрепляйся благодатию Иисуса. С радостью спеши к подвигам исповедничества и переноси страдания, как воин добрый Иисуса Христа, рекшаго: «Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни». Ему со Отцом и Святым Духом слава и держава во веки веков. Аминь.

Прот. Василий Шустин. Запись об о. Иоанне Кронштадтском и об Оптинских старцах. Из личных воспоминаний. М. 1991. С. 47.

Оптинские Cтарцы о Истинно-православной Церкви последних времен (1)
tauszev


Преп. иеромонах Нектарий (Тихонов, † 1928), Оптинский

Я прихожу к Батюшке (о. Варсонофию) и говорю: “Все говорят, что все признаки второго пришествия исполнились”. А он в ответ: “Нет, не все. Но, конечно, даже простому взору видно, что многое исполняется, а духовному открыто: раньше Церковь была обширным кругом во весь горизонт, а теперь он как колечко, видишь ли, как колечко, а в последние дни перед пришествием Христовым она вся сохранится в таком виде: один православный епископ, один правосланый иерей и один православный мирянин. Я тебе не говорю, что церквей совсем не будет, может быть, они и будут, да Православие-то сохранится только в таком виде. Ты обрати внимание на эти слова. Ты пойми. Ведь это во всем мiре".

Запись со слов Нины Д. Архив Оптиной пустыни.

Похвальное о некотором удивительном древнем мученике, имя которого неизвестно
tauszev

И древняя Сусанна получила великую славу, и Иосиф - похвальный венец целомудрен. Но насколько солнце блистанием безмерного своего света сокрывает и луну и звезды, настолько некоторый священный мученик Христов желанием целомудрия получил большую славу и похвалу. Этот, после многих мучений, понесенных им за Христа в цвете юности и прекрасном теле, наконец введен был в сад, наполненный благоуханными цветами, где приготовлена была прекрасная постель, на которую его положили и привязали к ней его руки и ноги тонкими мягкими веревками. Потом к нему пу­стили отроковицу, которая бесстыдно стала раздражать его к скверному плотскому смешению, без всякого стыда осязая его. Он же, разжегшись в душе божественным желанием целомудрия, крепко стиснул язык свой зу­бами, откусил его и плюнул в лице скверной блуднице, получив таким образом троякий победы венец: и беззаконного смешения с скверной блудницей избавился, прогнав сильною болью плотскую похоть, и блудницу посрамил, обдав ее кровавою слюною, и Христа Царя всех прославил в своих членах, ради Которого сразу оплевал все красоты этой жизни. О, какой стыд понес тогда гордый змий этою твоею, мучениче, преславною победою! Как воспели небесные силы Христа Царя, Который укрепил тебя и против идолов, и против скверной блудницы, и против всех сатанинских коз­ней, Который и увенчал тебя светло венцем небесным! Воистину ты по всему блажен: и по подвигам, и по славе, и по благодати, какую получил ты свыше.   
Павел Фивейский - знаменитый воспитанник пус­тыни, - передал об этом родоначальнику иноков - Антонию.   

Преподобный Максим Грек, Нравственные поучения, Слово 48.

ЖИЗНЬ ПРАВОСЛАВНОЙ ОБЩИНЫ ВЧЕРА И СЕГОДНЯ (2)
tauszev
Начало см. здесь: http://tauszev.livejournal.com/82558.html

II
Но как же по нашей подлинной православной традиции строится общинная жизнь? Община в принципе образуется с одной единственной целью: ради обожения ее членов. Эта цель вечно остается непреложной и неизменной. Если же цель изменяется, то возникает подмена и община соскользывает на уровень светского объединения (клуб, союз, корпорация и т. п.).

1. Жизнь общины развивается как общение во Христе, описанное в известных местах Нового Завета (Деян 2, 42-47 и 4, 32-37). Один Господь, одна вера, одна жизнь, одно общение. Христос не сосчитывает нас как индивидуумов или независимые личности, а сочетает как членов единого тела, одной общности, общения внутри Его Тела. Без полного и органичного включения в Его Тело нет обожения-спасения. Поэтому первохристиане и наметили путь, которым следует идти всем истинным христианам во все века: полное устранение («отречение») от мира и «сочетавание» Христу, как мы исповедуем это при крещении. Церковь существует в мире как «третий род», который не имеет ничего общего ни с иудейством, ни с языческим миром. Она есть самостоятельная и независимая величина(genus tertium) и только она дает спасение (обожение).
А это в свою очередь значит - «весь животъ нашъ Христу Богу предадимъ», т. е. вручим всю нашу жизнь, как духовную, так и телесно-материальную Ему. Весь человек и вся его жизнь принимаются Христом. Верующего со всеми его проблемами включают в общность во Христе. Церковь не раздирает человека на душу и тело, так чтобы различать духовное и материальное. «Богоподобие» относится, по учению св. Григория Паламы, ко всецелому человеку: «Ни душа сама по себе, ни тело само по себе не могут быть названы человеком, но только оба вместе, поскольку Бог, как сказано, создал их по Своему подобию»9.
Христос принимает всего человека и спасает его как духовно-телесное единство и целокупность. Он не раздирает и не расчленяет его. По слову св. Григория Богослова, «Он принял меня всего целиком и соединил Себе в полноте, чтобы даровать всему спасение»10. Поэтому и наше служение направлено на всецелого человека. Это и «духовное», и «телесно-материальное» служение. Всему человеку надо спастись, избавиться от греха, погибели, смерти, стать освобожденным и обоженным. И это происходит при «вохристовлении» всей нашей жизни, духовной и телесной, личной и общественной. Совершенно неправославна точка зрения, будто человек духовно (применительно к душе) может питаться Христом, и при этом же в телесном и общественном плане отравляться «безбожностью» политических и общественных систем мира сего. Драма нашей церковной жизни заключается в том, что наше служение в общине было ограничено «духовным» (богослужения и таинства).
Как следует понимать в экклезиологическом смысле включение всецелой нашей жизни в жизнь церковной общины, показано в Новом Завете избранием и поставлением семи диаконов (Деян гл. 6) на своеобразное «политическое» (т.е. общественное) служение, а также «общностью имения» (Деян гл. 2 и 4) и «сборами» (т.е. материальной помощью беднейшим общинам: Гал 2, 10; 1 Кор 16, 2 и др.), что распространялось на все общины и тем самым придавало Церкви форму содружества (Commonwealth) во Христе, вселенского самостоятельного сообщества, объемлющего всю жизнь.

2. Но «всецелое» вписывание человека в Тело Христово совершается не просто одним решением, это не дело его воли самой по себе. Оно происходит лишь при наличии основных и нерушимых предпосылок. Это не сравнимо со вступлением в какой-нибудь союз (общество), для чего достаточно выполнить некоторые формальности и соблюдать некоторые соглашения. Оно не основано на неких внешних процессах и действиях. Участие в общности во Христе требует внутренних процессов в человеке, как мы опять-таки видим из Нового Завета. Но для правильного понимания этих взаимосвязей нам потребуется правильный (точнее говоря, свято-духовный) подход, который возможен только с помощью свв. Отцов.
Из Нового Завета при соблюдении восприятия его Отцами мы узнаем, как в первые века происходило «посвящение», т. е. начальное оглашение тех, кто приходил к Церкви. С первого дня их называли «христианами» (ср. 7-е правило Второго Вселенского Собора), хотя оглашенные не участвовали в таинственной жизни Церкви.
В наше время, поскольку мы, как правило, крещаемся в младенческом возрасте, быть христианами и иметь право на причащение Св. Даров считается само собой разумеющимся делом, даже если после крещения люди (как это бывает со многими) совершенно удаляются от жизни во Христе. В древней Церкви оглашенного крестили после того, как он с помощью духовного отца-катехизатора проходил стадию очищения сердца своего от страстей (как это делается ныне в монастырях), чтобы он был затем в состоянии воспринять в сердце своем просвещение Св. Духа, т. е. «крещение Духом» (Деян 1). Крещение младенцев тоже существовало, но совершалось исключительно в тех живых христианских семьях, где были все предпосылки того, что крещеный младенец будет продолжать в семье жизнь во Христе под руководством своего духовного отца.
Помимо епископа, выдающимися духовными отцами и учителями были также священники и миряне, как это в наше время бывает с некоторыми (не посвященными в сан) монахами. Ибо все, прошедшие стадию очищения и достигшие просвещения Св. Духом, были «духовными отцами», т. е. «духоносцами». Посему крещение и называют также «просвещением». При катехизации оглашенному не просто передавали религиозные знания или нравственные уставы, которым он должен был следовать. Катехизация была введением, посвящением и включением в жизнь во Христе, в новую жизнь, которая мирской жизни чужда. Как будущий мореплаватель учится плавать в морской стихии, так и каждый новый верующий учился плавать по «житейскому морю», т. е. учился постоянно отчуждаться от жизни греха и смерти и жить жизнью Духа во Христе. Если мы хотим найти нечто похожее в нынешней жизни, нам следует обратиться к монастырской жизни, рассмотреть поступление в монастырь. Послушник - это как бы оглашенный по аналогии к древней Церкви. Его духовная борьба ради врастания в монастырскую жизнь дает нам примерное представление о том, что значило вступление в Церковь в первые века христианства. С I&акфс12; века монастырь продолжает жизнь Церкви первых веков и поэтому остается до сего дня подлинным образцом христианской жизни.

3. В жизни местной Церкви - местной общины - огромная роль принадлежит духовному отцу, старцу [gevronto], как его стали называть впоследствии, который обычно является приходским священником. Вокруг духовного отца собираются его духовные чада. Конечно же, в Церкви есть и духовные матери, выполняющие ту же задачу. Духовный отец (мать) осуществляет новое рождение во Христе, о котором Христос беседовал ночью с Никодимом (Ин 3), т. е. духовное перерождение верующих. Это не просто учитель или педагог, но тот (та), кто заново рождает человека. Это же подчеркивает апостол Павел, который в свое время был духовным отцом многих: Ибо, хотя у васъ и тысячи наставниковъ во Христе, но не много отцевъ; я родилъ васъ во Христе Iисусе благовествованiемъ (1Кор 4, 15). Павел указывает нам и координаты духовного отцовства: во Христе они возрождают не собственных детей, но детей Христовых после того, как сами возродятся, а именно благовествованiемъ, т. е. тем способом спасения, которое предлагает Христос в Своей проповеди (Евангелии). Духовный отец во Христе рождает новых духовных отцов. Здесь мы должны подробнее пояснить понятие «духовный отец».
Понятие «духовный отец» на языке Церкви подразумевает не умственно развитого человека, интеллектуала, а носителя Св. Духа, того, кто стал «храмом Св. Духа». Духовные отцы - это обоженные люди, святые.
Однако, этот путь обожения вовсе не есть удел лишь немногих избранных, но всех верующих. И в этом заключается задача общины: она должна стать «мастерской святости» и «духовной лечебницей».
Человек включается в Тело Христово (а, следовательно, в жизнь общины), чтобы исцелиться, преодолеть болезнь грехопадения, которая состоит в ослаблении молитвенной деятельности (функции) человеческого ума-духа и в утрате сердечной «непрестанной памяти Божией» (молитвы сердца).
Целостный человеческий «ум» [nouv], ныне помраченный помыслами и страстями, должен отделиться от «разума» (логически-функционального мышления) и вернуться в сердце, туда, где его подлинное место. Очищение «ума-сердца» от помыслов и страстей есть лечение человека, которое совершается (должно совершаться) в духовной лечебнице общины. Без этого исцеления, равнозначного возвращению (восхождению) к чистоте «богоподобия» до грехопадения, человек не может достичь просвещения Святым Духом и воспринять как дар - уже и в этом мире - обожение, т. е. совершение человеческого бытия в нетварной благодати, в Царстве Триединого Бога.
Достигший просвещения Св. Духом приобретает истинную, бескорыстную любовь и может быть правильно включен в сообщество своих братьев. Таким образом, мы - действительные члены Тела Христова тогда, когда в нашем сердце живет Св. Дух. Иначе мы остаемся навечно оглашенными («незнающими», несведущими,ijdiwtai, как сказано в 1 Кор 14, 23), даже если внешне механически и по форме принимаем все таинства Церкви. Слова Апостола не оставляют на этот счет никаких сомнений: Если же кто Духа Христова не имеетъ, тотъ и не Его (Рим 8, 9). А тот, кто по слову того же Апостола очистился, удостоился посещения Св. Духа, имеет в сердце явные свидетельства присутствия Св. Духа: «умно-сердечную молитву», т.е. «непрестанную» (1 Фес 5, 17) молитву ума-духа в сердце. Св. Дух ходатайствуетъ за насъ воздыханiями неизреченными в сердце (Рим 8, 26).
Включение в духовную жизнь (в такой последовательности: очищение - просвещение - обожение) является принципиальной и неизменной предпосылкой для правильного вхождения в жизнь церкви-общины и тем самым для способности человека к правильному общению. Социальные добродетели никоим образом не могут быть личным достижением воли человека, а только «плодами» Св. Духа (ср. Гал 5, 22: Плодъ же духа: любовь, радость, миръ, долготерпенiе, благость, милосердiе, вера, кротость, воздержанiе). Где нет Св. Духа, там не видно и этих плодов Его.

4. Основываясь на вышеупомянутых ссылках на православную духовность, мы намного лучше поймем место духовенства в жизни наших общин. Я выделю некоторые аспекты этой темы.
В первые века христианства клириками становились духовные отцы, т. е. просвещенные Св. Духом, а не просто «нравственные» и «образованные». Не будем забывать, что великие еретики (напр. Арий) внешне были высокоморальны и беспорочны. Но носителями Духа они не были. Православный - это не просто «нравственный» человек или «не-еретик», а тот, в чьем сердце живет Св. Дух. Рукоположение не просвещает человека магическим образом, а предполагает просвещение Св. Духом. Не очищенный и не просвещенный Св. Духом человек становится «носильщиком», а не носителем благодати. Правда, согласно утешающим словам Иоанна Златоуста, Бог «действует и через недостойных», но те, кто не очистил себя, не могут стать врачами и целителями других нечистых (ср. Врачъ! исцели самого себя - Лк 4, 23), поскольку не знают способа очищения-исцеления и не вкусили опытно Св. Духа.
В нынешнем мире жизнь Православия поддерживается святыми. Они продолжают врачевать нас - своим словом (отеческие и богослужебные тексты), мощами и чудесами. Хотя мы и придерживаемся писаний Отцов, но не сведущи в том «методе исцеления», которым производятся святые и Отцы. Мы исцеляемъ лишь словами (молитвами), но не прибегаем к «операциям», поскольку занимаемся обрядами, а не очищением членов наших общин. Вместо того, чтобы бороться за исцеление людей благодатью Божией, мы стремимся «обеспечить» им место в некоем далеком раю, оставляя их, однако, внутренне неисцеленными и ставя себе главной целью воспитать «нравственных» и «порядочных» граждан мира сего.
III
Так что сам собою встает вопрос: что же следует делать сегодня?
Совершенно необходимо, чтобы и в нынешней исторической действительности было живо эсхатологическое самосознание Православия. Это значит давать постоянно ответ на вопрос: как мы можем все вместе в нашей приходской жизни действовать православно в нынешних культурно-политических и социальных условиях? Кстати, такова позиция Православия в любую эпоху. Оно продолжает существовать не благодаря консервативной связи с прошлым, а воплощая в современности свою традицию в подвижных рамках своеобразно и постоянно осуществляемых жизни и свидетельства. И это делается именно при сохранении этих рамок, в которых жизнь по преданию может стать постоянным переживанием.
Однако встает вопрос: как современному человеку узнать, что такое подлинная церковная жизнь, если у него нет постоянного и прямого контакта со святоотеческой традицией? У Отцов и в церковно-храмовом действе мы находим неискаженное христианское предание. Это просто благословение, что в наши дни есть столько изданий отцов Церкви. Но для их изучения нужен подходящий ключ, который может нам передать только тот, кто возродился в святоотеческой традиции.
Только с помощью Отцов можно осознать, что главная цель общины не в том, чтобы исполнять какие-то общественные и гуманитарные дела или ограничиваться обрядами на престольных праздниках, крещениях, венчаниях и отпеваниях, а в том, чтобы быть живой и деятельной «мастерской» спасения, ареной борьбы против смерти, греха и погибели, быть купелью возрождения и воскресения. И тогда социальное (гуманитарное) делание будет включено в дело борьбы за обожение человека, а общительность и братство станут естественными плодами причастия нетварной благодати Божией.
Когда община осознает подлинный смысл своего существования, она перестанет быть местом случайной встречи, а станет безусловным центром всей жизни. Приходская церковь, ныне являющаяся местом совершения обрядов или в лучшнем случае центром культовых действий, примет на себя ту же функцию, что и главный храм («католикон») монастыря. Как в монастыре существуют постоянная связь между Св. Трапезой алтаря, (общей) трапезой и келлией, а храмовая литургия находит свое продолжение в литургии (общей) трапезы и келлии, так и в подлинной общине литургия ее общинного центра достигает дома каждого члена общины - и дом становится домашней церковью. Взаимное дополнение и взаимное влияние приходской церкви и дома прихожанина безусловно необходимы. Так достигается необходимое единство духовной и общественной жизни, которое и есть естественная жизнь православных.

1. PG. t. 52, col. 789.
2. PG. t. 91, col. 668 B. Современный русский перевод несколько отличается от данного перевода греческого богослова: «...поскольку Она, подобно Богу, осуществляет единение среди верующих» (Мистагогия, 1, стр. 158).
3. PG. t. 5, col. 713.
4. Афанасий Великий, PG. t. 36, col. 1004/5.
5. См. Афанасий Евтич, Экклезиология апостола Павла по св. Златоусту, Афины, 1967.
6. PG. t. 62, col. 204.
7. PG. t. 52, col. 784.
8. PG. t. 61, col. 427/8.
9. PG. t. 150, col. 136 C.
10. PG. t. 37, col. 181/4.

Журнал Миссионерское обозрение, Июнь 2007, № 6 (140) С. 8-15.

ЖИЗНЬ ПРАВОСЛАВНОЙ ОБЩИНЫ ВЧЕРА И СЕГОДНЯ (1)
tauszev
Протоиерей Георгий Металлинос
ЖИЗНЬ ПРАВОСЛАВНОЙ ОБЩИНЫ ВЧЕРА И СЕГОДНЯ
I
1. В нашей церковной практике самое малое сообщество, в котором реализуется жизнь Церкви, есть община. Как евхаристическое собрание верующих каждая община - пребывая, естественно, в связи с епархией, к которой она принадлежит, - являет собою «соборную Церковь» данного места и данного времени. Верующий живет тайной Церкви в жизни и практике своей общины. Там он борется, освящается и соединяется со Христом и со своими братьями во Христе. В общине он постоянно осуществляет свое бытие во Христе, свою церковность. Таким образом, говорить об общине и ее жизни - значит, в сущности, говорить о Церкви и ее присутствии в мире.
Церковь есть «тело Христово» (см. 1 Кор 12), единение и единство верующих, соединенных Св. Духом в обоженном и прославленном человеческом естестве Христа. Христос и Церковь суть нераздельное, но, вместе с тем, и неслиянное единство. По слову Златоуста, они суть «один род, Бога и людей»1. После вознесения в нетварные небеса Божества прославленное, нераздельно и неслиянно соединенное с Божественным естеством человечество (т. е. человеческое естество) Христа во дни Пятидесятницы возвращается обратно в мир, чтобы присутствие Его среди верующих в Него (Мф 28, 20) продолжалось иным образом, через присутствие во Св. Духе. Христос возвращается во Св. Духе, чтобы стать местом встречи и соединения спасенных Им и в Нем. Рассмотрим подробнее эту основополагающую для нашей церковной (общинной) жизни истину.
Во время Тайной Вечери Христос дал Своим ученикам несколько странных (для поверхностного взгляда) обетований: прiиду опять и возьму васъ къ Себе, чтобы и вы были, где Я и не оставлю васъ сиротами; прiиду къ вамъ (Ин 14, 3 и 18). Въ тотъ день ученики увидят, что Христос во Отце, что они во Христе, а Христос въ нихъ. Таким образом, они опытным путем узнают, что Христос в них присутствует. Они будут видеть Христа и после Его вознесения, ибо Христос живет, и они будут жить в Нем (Ин 14, 20). Христос явится каждому, кто любит Его (Ин 14, 21), Он даже придет, чтобы вселиться вместе с Отцом, сотворяя обитель у него (Ин 14, 23). Все это совершится во Св. Духе. Святой Дух, Утешитель-Параклит, научит учеников всему и напомнит им все, что говорил Христос (Ин 14, 26). И в Своей первосвященнической молитве Господь просит Отца: Отче! которыхъ Ты далъ Мне, хочу, чтобы тамъ, где Я, и они были со Мною, да видятъ славу Мою... (Ин 17, 24).
Эти слова Христа исполнились в день Пятидесятницы. Христос вернулся во Св. Духе, а с Ним и Отец, чтобы сотворить обитель в верных, дабы они видели нетварную славу и царство (нетварный свет) Св. Троицы. В день Пятидесятницы Церковь была не основана, а «учреждена» Св. Духом и открыта как Тело Христово, ибо здесь присутствует человеческое естество Христа, и весь Христос соединен с каждым членом Своего Тела («нераздельно разделен в разделенных»). С того дня Он нераздельно (но неслиянно) находится в каждом члене (при наличии соответствующих условий). И это будет продолжаться до конца мира.
Из сказанного следует, с одной стороны, что Христос является нашим «Экклесиастом» (ибо собирает нас в Своем Теле) и что, с другой стороны, Он является нашей Церковью (Ekklhsiva), поскольку становится духовным местом нашего собрания. Это значит, что без истинного Христа не может быть Церкви, причем и в том случае, если она стала бы опираться на так называемую «христианскую» идеологию, поскольку Церковь неразрывно связана с личностью воплощенного Слова Божия, Спасителя Христа. Церковь есть Сам Христос, Весь Христос (глава и тело), она не «тело христиан», но «тело Христа».
Эта христоцентричная действительность церковной общины находит свое воплощение и выражение, а также осуществление в литургическом действии соединения «честныхъ» (т.е. драгоценных) Даров в Чаше после причащения. Священник «смешивает» в Св. Чаше все, что находилось на дискосе помимо Агнца, т.е. богородичную частицу, сонмы ангелов и святых, живущих и усопших членов Тела Христова, которые поминались за литургией. Ибо все они вместе со священником совершали Божественную литургию, в первую очередь епископ, потому что он, даже если не присутствует физически, составляет духовный, зримый центр Евхаристии (незримый центр - Сам Христос, «невидимо с нами пребывающий») и хранит единство местной Церкви. В Св. Чаше «индивидуальное» Тело Христа становится единым с Его «коллективным» Телом. Общение верующих во Христе уже целиком собрано в Св. Чаше, причем оно не ограничивается только сообществом по вертикали (индивидуальным соединением каждого верующего с Богом во Христе), но осуществляется также и по горизонтали (соединение всех членов Тела Христова друг с другом). Единство Церкви-Христа, Главы и Тела совершено. В этом смысле становится понятным определение Церкви, которое дал Максим Исповедник: «Святая Церковь есть ... образ Божий, как Та, которая осуществляет то же единение среди верующих, что и с Богом»2.

2. Церковь предстает в истории как конкретная местная реальность, как общение в определенном месте и времени, видимое и поддающееся описанию касательно его человеческой стороны. Где и когда бы ни совершалась Божественная Евхаристия, присутствие Церкви ощутимо конкретизируется как сообщество. Кроме того, Божественная Евхаристия есть непосредственный центр церковной жизни, поскольку охватывает всю жизнь Церкви, которая, как «литургия после литургии», т. е. как литургия, которая продолжается в жизни верующих, распространяется из Божественной Евхаристии вовне.
Уже в Новом Завете апостол Павел отличает «церковь» какого-либо города, например, Коринфа, от «церквей» какой-либо области, напр. Ахаии. Таким образом, он проводит различие между местным церковно-евхаристическим собранием и иными местными церковными собраниями. Любая местная Церковь, независимо от географии, является истинной Церковью, если воплощает в себе истину Христову в своей «кафоличности», т. е. Православие, как и Христос - Един, предлагаемый на каждом святом престоле в «пищу всему миру». Где Христос присутствует в полноте Своей Истины, там - по слову св. Игнатия Антиохийского - и кафолическая (единая и единственная) Церковь3. Таким образом, поместный характер Церкви есть простое (местное) откровение единой и единственной вселенской Церкви, а поэтому местные Церкви можно сравнить с наземными источниками, которые всегда питаются от одной подземной реки.
Божественная Евхаристия обеспечивает единство церковной жизни. Об этом сказано в Первом послании к Коринфянам (10, 15-17), где одно тело отождествляется с евхаристическим хлебом: Одинъ хлебъ, и мы многiе одно тело; ибо все причащаемся отъ однаго хлеба (1 Кор 10, 17). Тот же образ использует через полвека и «Дидахе» (гл. 9-10). Многие становятся не просто чем-то единым, но однимъ (Гал 3, 28), как Господь один (вспомним опять-таки смешивание Св. Даров). Это христоцентричное единство в Евхаристии, изначально ориентированной на епископа, собирает местную церковную общину. В те времена (в первые три века христианства) поместная Церковь отождествлялась с общиной. То же единство было обеспечено и позже, с основанием общины («энория», конец IIвека), в центре которой был священник, но которая тем не менее находилась в неразрывной связи с епископом, так что ее ориентация на него и тем самым ее христоцентричность не утрачивались.
Община не есть замена изначально ориентированной на епископа Церкви, поскольку она сохранилась в епархии позднейшего времени. Епархия (епископ) всегда остается центром церковной жизни, ибо община не есть новая (иная) Церковь, а церковная епархия не состоит из многих (отдельных) Церквей. «Возникшие по практическим соображениям общины рассматривались не как самостоятельные евхаристические единицы одной епархии, но как ее родные ветви, зависящие от ориентированной на епископа Евхаристии» (Е. Зизиулас). Личное присутствие епископа на евхаристическом собрании общин будет всегда считаться необходимым. Поэтому за каждой Евхаристией непосредственно после эпиклезы поминается епископ, как бы физически присутствующий в собрании.
Таким образом, ориентированная на епископа Евхаристия не распалась с рождением в III веке (нынешней) общины, ибо «разделение сопрестолия пресвитерии» осуществляется лишь с целью в практике сообразоваться с потребностями численно выросшего тела Церкви. Община есть расширение одной епископской Евхаристии в географических рамках епархии, но без возникновения новых центров евхаристического единства.

3. Общность во Христе необратимо и окончательно принимает иные формы, нежели любые мирские сообщества. Все светские общества построены на определенных идеологических и прочих устоях, на которых они основываются в первую очередь в наше время. Общность же Тела Христова вошла в мир как новая тварь (Гал 6, 15). Церковь есть тайна, сокрывавшаяся отъ вечности въ Боге (Еф 3, 9). «В начале созижденная, она потом рождается из Бога»4. Во Христе и через Христа она приходит в мир, и как совершенно новая величина она проникает в историю человечества. Личность Христа, это единственно «новое», что когда-либо узнал мир, принципиально отличает Его общность от любой группы людей, которая претендует на звание «общности». Христос есть краеугольный камень единства Его общности.
Тогда как мир занят Сизифовым трудом, борясь за сплочение человеческих сообществ, мы, христиане, боремся ради того, чтобы нам, подобно всем святым, быть причисленными к Царству, нам «уготованному от сложения мира», сподобиться благодати и общности Тела Христова. На это направлена вся наша брань: на правое и полное (во всей целости, 1 Фес 5, 23) включение в общность во Христе.
Это наше включение в общность во Христе, т.е. в жизнь церковной общины, может осуществляться только одним единственным образом. Жизнь Христова, «Христожизнь», вошедшая в мир с Его воплощением, должна, как новый образ бытия, стать и нашей жизнью. И это осуществляется тем, что мы, по определенному методу преобразования, достигаем такого преображения, что живем уже не мы сами, но живетъ въ нас Христосъ (Гал 2, 20), т. е. что Христосизображается въ насъ (Гал 4, 19). На языке богословия, на языке Церкви весь этот процесс называется путем обожения и он собственно есть спасенiе. В жизнь Церкви вступают, чтобы спастись, т. е. чтобы обожиться.
Община обеспечивала это и в древней Церкви, и во все века (она должна это обеспечивать). Если эта цель утрачивается, то жизнь общины искажается. Община, остающаяся в этом случае таковой только по названию, становится ересью: она не спасает, а ведет к вечному осуждению. В Православии такая полная фальсификация общины невозможна. Это потому, что, если даже клирики станут смотреть на жизнь общины чисто по-светски и «таковому научат людей», то остаются еще наши отцы и учители во Христе, святые Отцы, которые своими богослужебными книгами, песнопениями и молитвами указывают путь к спасению. Но если умолкает голос пророков, апостолов и отцов, то верная установка и истинная цель церковной жизни неизбежно и необратимо утрачиваются.
Еще во времена апостолов развитие жизни церкви-общины имело характер теократии-христократии. Но это ни в коем случае не клирократия или феодальная антропократия. Православная теократия (богоправление) - это то, что несравненными словами выражено в двух возглашениях Литургии, которые мы так часто повторяем: а) «Единъ Святъ, Единъ Господь, Iисусъ Христосъ» и б) «сами себе, и другъ друга, и весь животъ нашъ Христу Богу предадимъ». Главой Церкви является не какой-то светский властелин, которому подчиняют себя верующие, но вечный Владыка Христос, Господь, и Он же Спаситель всей нашей жизни. Христос никогда не предаст Церковь в руки какого-то пристрастного светского правителя.
Теократия Церкви есть ненарушимое сознание того, что Сам Господь Христос присутствует в жизни Своего Тела и постоянно хранит тело Церкви, Сам осуществляя руководство непосредственно во Св. Духе. Отсюда становится вполне понятным положение клириков в теле церковном: епископ, несмотря на фундаментальную важность и незыблемость его места в евхаристическом собрании и в жизни (местной) Церкви, ни в коем случае не является «заместителем» или «наместником» Христа, как бы замещающим отсутствующего Господа, но в его лице открывается вечно и «незримо с нами пребывающий» Христос. Некоторые характерные ссылки Отцов на этот факт подтверждают его со всей очевидностью. Так, «приносящим» за св. Евхаристией, по мнению несравненного экклезиолога свят. Иоанна Златоуста5, является не только священнослужитель, но с ним вместе и вся община, а освящение «не есть дело человеческого естества ... но благодать Духа, присутствующая и нисходящая на всех, совершает эту таинственную жертву». Священнослужитель на Литургии всего лишь «предоставляет свой язык и свои руки»6. В другом месте, где Златоуст касается «человеческого деления» членов Церкви на «овец и пастырей», он замечает: «...они овцы и пастыри по человеческому делению, но перед Христом все они овцы. Потому что и пасущие и пасомые пасутся Единым, Пастырем свыше»7. Единство Тела не допускает мирского разделения на правителей и подданных. «Там (т. е. в Церкви) нет ни высокомерия правителей, ни покорности подданных; власть там духовная и проявляется именно в стремлении не к высшим почестям, а к большим трудам»8. Свят. Иоанн Златоуст усматривает разницу между клириками и мирянами в старании и трудах, а не в высоком положении.
Такая теократическая организация церковной жизни дает нам понять, почему в Церкви не может быть чинов и положений власти в светском смысле, но есть только должности и служение. Даже так, что любое служение здесь восходит ко Христу и служит Его Телу. Христос Один, но есть разные служения Его Телу. Чин церковной жизни не измышлен, не есть продукт идеологии; он также не вытекает из требований каких-то рационально выработанных уставов. Все виды служения рождаются из жизни во Христе. Они суть благодатные дары Св. Духа, преобразованные в служение. Ибо дары Духа (Иак 1, 17; 1Кор 12, 14) активизируются в служении, дабы тело действовало во Христе. Таковое приведение в действие всякого благодатного дара есть последствие некоего живого опыта во Св. Духе, который затем бывыет описан и вводится в систему. Но оно не создается человеком, а всегда остается даром Божиим.
Церковные чины носят личностный характер. Они не являются абстрактными званиями и титулами. Личности, олицетворяющие чины, составляют церковную жизнь и церковную иерархию. Вспомним Первое послание Коринфянам (12, 28): И иныхъ Богъ поставилъ въ Церкви, во первыхъ, Апостолами, во вторыхъ, пророками, въ третьихъ, учителями; далее, инымъ далъ силы чудодейственныя, также дары исцеленiй, вспоможенiя, управленiя, разные языки (ср. Еф 4, 11). Ныне общепризнано, что названные здесь «пророками» лица впоследствии стали называться «епископами».
Епископ до II века был преимущественно совершителем богослужений, а не управляющим. «Пастыри и учители» в 4-й главе послания к Ефесянам - это нынешние священники. Они были помощниками епископа в делах управления и служили полноте (plhvroma) Церкви в качестве учителей и катехизаторов. Учителями древней Церкви были, в сущности, священники (напр. Климент Александрийский, Ориген и др.). В III веке по средам и пятницам ими даже проводились регулярные молитвенные и учительные собрания «без совершения таинств» для катехизации верующих.
Если в ересях, которые обмирщвляют и тем самым извращают церковную жизнь, главное значение придается учреждениям и званиям, то Церковь больше внимания уделяет самому носителю божественного благодатного дара, т. е. человеческой личности. Без носителей благодатных духовных даров не может быть церковных степеней и должностей. В качестве примера нам может послужить такое основополагающее церковное учреждение, как собор, который нередко и самими православными понимается в мирском и юридическом смысле. Собор, прежде всего Вселенский, немыслим без богоносных Отцов, просвещенных Св. Духом. Деятельное присутствие Христа на соборе предполагает присутствие Его в Духе в сердцах тех, кто составляет собор. Именно в этом различие между настоящими и не-подлинными соборами. Только когда Христос живет «въ насъ», Он может действовать «посреди насъ». Изучение Писания и использование его собранием людей далеко еще не означает, что это собрание имеет Христа. Ибо Христос пребывает не в сердцах еретиков, а на их устах (ср. Мф 15, 8).

4. На основе высказанных соображений мы понимаем, что клирик, хотя он и предназначен пасти овецъ Христовых (Ин 21, 16), является не повелителем и властелином, а носителем литургического благодатного дара и призван привести его в действие в пастырском служении ради роста своей паствы во Христе. Если же еще учесть, чтоовцы - словесные, т. е. одарены умом и разумом, и следовательно располагают собственной личностью и суждением, а также являются овцами не клирика, а овцами Христа, равно как и он сам, то станет ясным, что целые миры отделяют его служение от мирского понимания власти. Далее, если мы подумаем о том, что и миряне как члены тела Церкви принимают благодатные дары, которые приводятся в действие для их служения в этом теле, то станет вполне очевидным, что употребление в дело благодатных даров мирян приходским священником - это отнюдь не некая благонамеренная уступка, а простое осуществление подлинной функции церковного Тела при согласном участии всех его членов.
Несмотря на это, в нашу жизнь проникла, подобно паразиту, побочная традиция (собственно: анти-традиция), и так возникло неверное впечатление, будто в Церкви мы имеем дело с «классом господ» (князей) и «классом подданных». Практическое продолжение такого восприятия часто ощущается, например, в нашей литургической практике.
В отеческом Предании мы, во всяком случае, не встречаем такого «классового различия» между клириками и мирянами, так как все члены Церкви совершают свое служение в Теле. Кроме того, слово «лаик» (мирянин) - производное от «лаос» (народ), обозначает того, кто принадлежит к «народу Божию», к телу Церкви; а в это тело входят все члены, клирики и миряне, вместе и без всякого различия. Единственное допустимое различение между ними относится к роду служения, совершаемому ими, но никак не к «классовому различию». Это согласное действие всего тела создает церковный организм, о чем свидетельствуется в Первом послании Климента († 95 г.): «... ибо архиерею даны собственные обязанности, а пресвитерам указано их место, а левитам (диаконам) подобает свое служение. Мирянин должен соблюдать предписанное ему» (40, 5).
Священническое рукоположение есть благодатный дар, который задействуется в определенном чине. Дар этот, конечно, имеет основополагающее значение для существования Церкви, но не исключает наличия иных благодатных даров или иных носителей таковых, также и среди мирян. Кроме того, согласно Первому посланию к Коринфянам (1 Кор 12, 18-31), все, входящие в тело Христово, т. е. в Церковь, имели благодатные дары. Только «незнающие» (ijdiwtai) и «неверующие» (apistoi) (14, 23), те, кто не были еще членами (оглашенные), не имели благодатных даров. По мере того, как самовосприятие христиан теряло глубину, благодатные дары с течением веков стали свойством святых, т. е. обоженных людей, вследствие чего священная степень, этот единственный оставшийся неизменным дар, подвергся завышенной оценке, хотя многие его носители внутренне ему не соответствуют. Так что, если клирики осознают, что и они как члены тела Церкви выполняют в ней свою задачу и свое служение, то тогда всякое феодально-деспотическое понимание рукоположения исчезнет, и община в их лице вновь увидит отцов и пастырей.

Продолжение см. здесь http://tauszev.livejournal.com/82861.html

О воспитаніи дѣтей въ духѣ Церкви и для Царствія Божія
tauszev


Николай (Зіоровъ), архіеп. Варшавскій и Привисленскій (†1915 г.)

Поученіе на день Введенія во храмъ Пресвятой Богородицы.
Объ обязанностяхъ родителей по отношенію къ своимъ дѣтямъ, — или о воспитаніи дѣтей въ духѣ Церкви и для Царствія Божія.
Велій праздникъ нынѣ празднуемъ, братіе, — праздникъ Введенія во храмъ Пресвятой Богородицы... Этотъ праздникъ называется двунадесятымъ и Богородичнымъ: двунадесятымъ потому, что относится къ тѣмъ 12-ти великимъ праздникамъ, празднованіе которыхъ такъ же обязательно, какъ и празднованіе дня воскреснаго, а Богородичнымъ — потому, что воспоминаемое событіе относится къ жизни Пресвятой Богородицы.
Что же это за событіе, — почему такое особенное его чествованіе, и чему, наконецъ, научаетъ оно насъ?
Праздникъ Введенія во храмъ Пресвятой Богородицы переноситъ нашу мысль къ тому времени, когда Преблагословенная Дѣва Марія была трехлѣтней отроковицей и когда, согласно обѣщанію ея родителей еще до рожденія ея, она была приведена во св. храмъ Іерусалимскій на служеніе Богу.
Родители Преблагословеной Дѣвы Маріи были благочестивые Іоакимъ и Анна, происходившіе — Іоакимъ изъ царскаго рода, а Анна изъ первосвященическаго — Ааронова. Достигнувъ и старости, они, однакоже, не смотря на пламенное свое желаніе имѣть дѣтей, все таки не имѣли ихъ. Это ихъ очень огорчало, ибо безчадство въ средѣ тогдашнихъ благочестивыхъ людей было признакомъ неблаговоленія Божія и служило предметомъ поношенія для тѣхъ, кто этому подвергался... Праведные Іоакимъ и Анна, огорчаясь своимъ безчадствомъ, неприходили, однако-же, въ отчаяніе; напротивъ, они усердно молились Богу и возлагали на Него все свое упованіе, — и вѣра ихъ не посрамила ихъ... Господь удостоилъ ихъ за ихъ вѣру и благочестіе быть родителями той, Которая стала честнѣйшею Херувимъ и славнѣйшею безъ сравненія Серафимъ...
Исполняя свой обѣтъ — посвятить рожденное чадо на служеніе Богу, Іоакимъ и Анна и приводятъ во св. храмъ свою трехлѣтнюю отроковицу. — Въ то время при храмѣ существовали особыя помѣщенія, въ которыхъ жили посвящаемые Богу отроки и отроковицы... Тамъ, подъ сѣнію храма, они, руководимые священниками, левитами, обучались Закону Божію, молились, прислуживали при богослуженіяхъ, занимались рукодѣліями и пр. Въ числѣ жившихъ тамъ, извѣстны напр. Анна дщерь Фануилева, которая неотходно пребывала при храмѣ и которая вмѣстѣ съ Сѵмеономъ Богопріимцемъ встрѣчала «Отроча младо — Превѣчнаго Бога».
Сюда, во св. храмъ, посвящаемаго ребенка приводили торжественно. Извѣстно, что Пресвятую Дѣву привели ея родители въ сопутствіи другихъ дѣвъ, со свѣщами и лики.
Первосвященникъ встрѣчалъ таковыхъ и вводилъ въ храмъ. Преданіе говоритъ; что Богоизбранная Отроковица сама взошла даже во Святое Святыхъ, куда доступъ былъ возможенъ только Первосвященнику и то однажды въ годъ. Затѣмъ, она пребывала здѣсь при храмѣ — въ постѣ, молитвѣ, чтеніи Слова Божія и рукодѣліи. Своими пречистыми руками она исткала тотъ нешвенный хитонъ, который, по распятіи Спасителя, достался одному воину по жребію и который долгое время хранился въ Грузіи, а въ настоящее время частію своею хранится въ Московскомъ Успенскомъ соборѣ... За чтеніемъ слова Божія, какъ передаетъ намъ тоже преданіе церковное, ее засталъ и Архангелъ Гавріилъ, когда сказалъ: «Радуйся благодатная, Господь съ тобою!»
Почему же св. церковь этому событію въ жизни Пресвятой Дѣвы придаетъ такое чрезвычайное значеніе? Причину этого изъясняетъ намъ нынѣщнее церковное пѣснопѣніе: въ явленіи Пресвятой Дѣвы Маріи во храмъ, вшедшей, кромѣ этого, и во Святое Святыхъ, — ясно открывалось человѣчеству «благоволенія Божія предъизображеніе»: въ этомъ вшествіи Пренепорочной во храмъ и во Святая Святыхъ являлось начало исполненія того «смотрѣнія Божія о людяхъ», въ силу котораго на конецъ вѣковъ долженъ былъ явиться обѣтованный міру Спаситель, — то благословенное Сѣмя, которое, по обѣтованію Божію еще первымъ людямъ, должно было стереть главу змія. Въ этомъ вшествіи Богоотроковицы вѣрующее сердце чувствовало, что настало время, когда, согласно пророчеству Даніила о седминахъ и пророчеству Исаіи о Дѣвѣ, — должно было исполниться Боговоплощеніе. «Се Дѣва во чревѣ пріиметъ и родитъ Сына, и нарекутъ имя Ему Емануилъ, еже есть сказаемо, съ нами Богъ», — вотъ что усматривалось въ этомъ событіи очами вѣры.
Что же поучительнаго для насъ всѣхъ представляетъ воспоминаемое нынѣ событіе? Много поучительнаго для всѣхъ, особенно же для тѣхъ, кто именуется родителями или имѣетъ быть таковыми... И прежде всего, примѣръ праведныхъ Іоакима и Анны поучаетъ всѣхъ насъ, что бракъ долженъ быть заключаемъ не для временнаго сожительства, — не по контракту и не для чувственнаго только удовольствія, но на всю жизнь, и для болѣе возвышенныхъ цѣлей, чѣмъ сладострастіе... Бракъ долженъ быть не сожитіемъ только, но и таинствомъ, т. е. благодатнымъ союзомъ, заключаемымъ во имя союза Христа съ Церковью и, главнымъ образомъ, для чадорожденія... Посему, тѣ глубоко погрѣшаютъ, кто тяготится брачною жизнію, кто смотритъ на бракъ, какъ только на дань нашей тѣлесной природѣ, — кто возмущается чадородіемъ, кто ропщетъ, видя приращеніе семейства. Еще болѣе тяжелъ грѣхъ на тѣхъ, кто прибѣгаетъ къ искусственнымъ средствамъ, чтобы неимѣть дѣтей [1]. Бракъ есть благодатный союзъ мужа и жены, освященный церковью, — не только для дѣторожденія, но и для того, чтобы рожденныхъ дѣтей воспитывать для Царствія Божія. Посему родители нетолько по рожденіи дитяти, но еще и до рожденія его должны заботиться, чтобы чревоносимое имѣло и всѣ условія для своего нормальнаго развитія. Если справедливо положеніе науки, что всѣ душевныя движенія матери, т. е. ея чувствованія, непремѣнно отражаются и на чревоносимомъ; то ясно, что для того, чтобы рождаемое было во всѣхъ условіяхъ лучшаго развитія, — необходимо, чтобы мать всячески воздерживалась отъ раздраженія, гнѣва, злобы, вражды, ненависти и другихъ порочныхъ наклонностей, ибо все это, такъ или иначе, должно отразиться и на состояніи ея плода; наоборотъ, она должна питать и свою мысль и свое чувство только возвышеннымъ и святымъ, наипаче же молитвою и церковными пѣснопѣніями...
Прекрасно, если она приготовитъ себя къ дѣторожденію говѣніемъ, исповѣдью и причащеніемъ св. Таинъ... При такихъ условіяхъ благодатнаго освященія и ея дитя можетъ взыграться «радощами», подобно тому, какъ у праведной Елисаветы взыгралось ея отроча при встрѣчѣ съ Богоизбранною Дѣвою Маріей... Отецъ долженъ помнить, что его долгъ всячески заботиться о наивозможныхъ удобствахъ для своей чревоносящей жены, а потому все непріятное долженъ тщательно удалять отъ нея, — а на себя возложить узду воздержанія, дабы не приносить вреда и женѣ и своему дитяти...
Далѣе; когда родится дитя, обязанность родителей — сейчасъ же ввести его въ союзъ съ св. церковью и воспитывать уже въ непрерывномъ общеніи съ Церковью. Пока дитя безсознательно, потребны о немъ молитвы его родителей; когда же оно пріидетъ въ сознаніе, — необходимо и его научать молитвамъ и вѣрѣ — сперва собственнымъ примѣромъ, а затѣмъ и нарочитымъ наученіемъ слову Божію. Крестить, мѵропомазать, освятить таинствомъ Причащенія, принесть въ сороковой день въ церковь для воцерковленія, а затѣмъ наивозможно чаще освящать причащеніемъ Пречистой крови — вотъ въ чемъ должны быть заботы родителей о своихъ дѣтяхъ-младенцахъ. Другими словами, — родители должны приготовлять своихъ дѣтей для Царствія Божія всѣми зависящими отъ нихъ средствами, наипаче же собственнымъ примѣромъ.
Такъ оно должно быть, но такъ ли всегда бываетъ въ дѣйствительности? Увы, — этого нельзя сказать, по крайней мѣрѣ о всѣхъ... Много-много ненормальности вошло въ воспитаніе нашихъ дѣтей, и Богъ знаетъ — когда и какъ и почему... Мать напр. тяготится питать сосцами свое же дитя, а отдаетъ его другой матери за плату, или переводитъ на питаніе отъ сосцевъ животнаго; но если справедливо, что съ молокомъ матери всасываются добрые или худые навыки, то чего же можно ждать отъ такого воспитанія дитяти?! Многіе своихъ дѣтей не только не носятъ въ въ церковь, для воцерковленія, а даже и не крестятъ: я знаю здѣсь и не мало семействъ, гдѣ дѣти достигли уже порядочнаго возраста, а остаются еще не крещенными; а относительно воцерковленія долженъ сказать, что мнѣ за два года пребыванія здѣсь не пришлось видѣть ни одного случая.
Служу нарочито раннія обѣдни, чтобы пріобщать дѣтей, но никто и самъ не приходитъ сюда и дѣтей своихъ не приноситъ. У народа Божія былъ законъ, чтобы всякое разверзающее ложесна посвящать Богу и приносить въ выкупъ за него однолѣтняго агнца или двухъ горличищъ; этотъ законъ былъ обязателенъ для всѣхъ, гдѣ бы и кто бы не жилъ. И Пресвятая Дѣва Марія со своимъ обручникомъ Іосифомъ изъ Назарета приходила въ сороковой день въ св. храмъ и принесла два горличища, — приходила изъ Назарета... А у насъ?! даже живущіе чуть не рядомъ съ церковью неприносятъ своихъ дѣтей въ храмъ, и сами не приходятъ, чтобы очиститься у священника молитвою. А пути сообщенія нынѣ такъ удобны, что можно бы было исполнять всѣмъ православнымъ и не этотъ только церковный обычай, но и многіе другіе. Но увы, — мы живемъ въ такое время, когда говорить даже объ этомъ считается несовременнымъ, а не только, чтобы исполнять. «Не принято», говорятъ въ такихъ случаяхъ; но почему не принято, или точнѣе сказать отвергнуто, — и кѣмъ: на это не можетъ дать никто никакого отвѣта. Сегодня отвергли одно, завтра другое, а тамъ дойдетъ и до того, что и ничего не останется отъ того, что именуется «церковнымъ», и люди будутъ жить не въ законѣ Господнемъ, а въ похотяхъ сердецъ своихъ... Вотъ напр., едва только поднимается дѣвочка на вершокъ отъ полу, какъ мать начинаетъ заботливо одѣвать ее въ шелкъ и цвѣты, закутывать въ дорогія одежды, заплетать волосы, убирать голову, — и дѣвочка сперва безсознательно, а потомъ и сознательно научается заниматься собою, «кокетничать». А спросите эту мать, научила-ли она свою дѣвочку Богу молиться, — на это едва-ли получите утвердительный отвѣтъ. Удивляться-ли послѣ этого, что у насъ выростаютъ дѣти совершенно не такъ, какъ бы это должно было, — и выходятъ не тѣмъ, чѣмъ они должны быть. Да, это грустный фактъ: дѣти у насъ знаютъ все, но только не то, что едино есть на потребу, и что потребно для царствія Божія. Удивляться ли, послѣ этого, что они бываютъ непочтительны къ своимъ родителямъ и не честны въ своихъ обязанностяхъ по отношенію къ обществу и государству и, наконецъ, совершенно чужды и даже враждебны св. Церкви?!
Помолимся, отцы и матери, св. праведнымъ Богоотцамъ Іоакиму и Аннѣ, да вразумятъ они васъ и собственнымъ примѣромъ и своимъ невидимымъ дѣйствіемъ среди насъ, — какъ подобаетъ рождать чадъ и какъ воспитывать ихъ для царствія Божія и здѣсь на землѣ и тамъ — на небѣ. — Аминь.
С. Франциско, 21-го Ноября 1893 г.      

Примѣчаніе:
[1] Въ Америкѣ къ этому очень часто прибѣгаютъ и есть особые для сей цѣли врачи.

Проповѣди Преосвященнаго Николая, Епископа Алеутскаго и Аляскинскаго. Нью-Іоркъ: Типографія «Православнаго А. Вѣстника», 1897. С. 323-329.
http://slovo.russportal.ru/index.php?id=alphabet.n.nicholas03_156

?

Log in